chukchi_reader: (Велозонтик)

Левон Нерсесян: Жить в сознании


*В своей уже печально известной грозной речи Его Святейшество удостоили меня и моих коллег личного упоминания, обозвав нас «интеллигентами», а деятельность нашу – «кощунством». Судя по интонации патриарха, слово «интеллигенция» он полагает оскорбительным.

По правде сказать, понятие «интеллигент» никак не участвует в моем самоопределении и не влияет на мою самооценку. Для меня гораздо важнее то, что я пытаюсь быть христианином – и в этом своем качестве должен следовать заповедям своего Господа, в том числе и той, в которой сказано: «блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5:6). При этом речь, я думаю, идет не только о высших истинах, но и вполне земной и конкретной правде, которой так мало, к сожалению, оказалось в упомянутой речи.

Правда же в данном случае состоит в том, что, во-первых, всё то имущество, которое церковь сейчас требует себе в собственность, ей не принадлежало. С петровских времен это имущество было государственным, но даже еще раньше многие храмы и другие постройки религиозного назначения считались собственностью не церкви, а тех, ни чьи средства они были построены – будь то князь, купец или городской ремесленный приход.

Во-вторых, правда состоит в том, что имущество это на сегодняшний день церкви не нужно, если говорить о тех целях – молитве и проповеди, – для которых она была учреждена Спасителем. Никто не запрещает молиться и проповедовать в храмах – в том числе и в тех, где сейчас находятся музеи, – за редчайшими исключениями. Но для этого совершенно не обязательно добиваться того, чтобы эти храмы церкви непременно принадлежали.

Наконец, в-третьих, церковь (в данном случае я говорю именно об РПЦ МП) никогда не умела хранить памятники культуры и не была в этом заинтересована. Кое-какие шаги в этом направлении начали предприниматься только с конца XIX века, да и то под сильным нажимом государства. И ничто сейчас не указывает на то, что отношение РПЦ к памятникам как-то существенно изменилось – в лучшем случае это безразличие, а в худшем – сознательное разрушение в результате варварских «поновлений». В этом, надо сказать, ее коренное отличие от римо-католической церкви, на опыт которой ссылаются некоторые защитники закона, – не надо забывать, что именно католическая церковь еще в ренессансные времена выступила с первыми инициативами по охране памятников и созданию музеев.

Вот именно эту правду я и буду произносить при всякой возможности и по всем поводам – и буду стараться донести ее до возможно большего количества людей.*
chukchi_reader: (Я - русский ЖЖист)
3.04.2010 23.00
Перед началом Пасхального богослужения.

— Проходим по одному. Сумки — на стол!


(с) Фото: А.Кремлев
chukchi_reader: (Я - русский ЖЖист)
Владимир Легойда – против перевода богослужений на современный русский язык

Read more... )

Он рассказал, как однажды встретил современный перевод на русский язык известной строчки из псалма «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых». В переводе эта строка звучала как «Хороший мужчина – это тот мужчина, который не ходит на собрание плохих мужчин».

«Как говорится: комментарии излишни», – отметил представитель Московского патриархата.

В то же время он добавил, что, «безусловно, человеку в храме должно быть понятно богослужение».

Источник: ИНТЕРФАКС

chukchi_reader: (Resurrexit)

 

В 1992 году Боголюбская икона Божией Матери (XII в.) была передана Церкви и 17 лет содержалась в действующем Успенском соборе Княгинина монастыря г. Владимира...
Сколько им нужно убить древних икон, чтобы что-то понять? Или они считают, что на их век хватит?

"...мы имеем некий образцово-показательный сценарий, по которому всё будет разворачиваться дальше, если все эти «передачи на временное хранение» войдут у нас в обыкновение. Тем более – если всё будет передано навсегда, безвозвратно и в полную собственность, как мечтают некоторые наши законодатели. Весь – подчеркиваю! – сценарий, включая демонстрацию необходимых мер предосторожности и даже ежегодные «парадные осмотры» контролирующих органов"

http://users.livejournal.com/_corso_/185484.html


«...оказалось, что две кассеты, которые должны были поддерживать микроклимат в камере, просто не работали. Одну монахини даже куда-то продали – такие вещи денег стоят. Икона стояла просто за стеклом, всего-навсего закрытой на ключик. Тем временем плесень с соседней стены благополучно ползла к иконе, прямо у витрины с образом постоянно стояли живые цветы в воде...
при осмотре рядом с местом, где она недавно висела, выяснилось, со слов монахинь, что «здесь у нас крестильня и, конечно, сыро». Вот еще деталь, которая была бы смешной, если бы все не было так грустно: мы приподняли плинтус, а под ним… колония грибов! Со шляпками даже…».

http://religion.ng.ru/events/2009-12-23/3_icon.html?mthree=4

 

chukchi_reader: (Кот с иммунитетом)
Вот почему-то именно сегодня на сайте "Православие и мир" запустили анимированный рекламный баннер, торчащий под каждым новостным заголовком.
Например, вот так — чрезвычайно уместно по совокупности (привожу три скриншота с последовательно отображаемыми баннерами). (Оригинал —
здесь.)

chukchi_reader: (Default)
Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, 14 мая 2001 г.:

"Насаждая фольклорное, музейное, костюмированное православие, мы словно сигнализируем обществу и человеку о том, что наша вера якобы не имеет никакого отношения к современной жизни. А между тем место православия - на стремнине жизни и в сокровенном обиталище наших чувств"
Кстати, интересно: чего это они хотят?.. :)
 




Полностью )

И подборка от Интерфакса:



Вся подборка )
chukchi_reader: (Default)


(с) damian.ru

Что-то вчера Кирилл с Мефодием недоработали: им молебен с крестным ходом - а они уж не могли облака разогнать...
Но наших отцов не испугаешь!




chukchi_reader: (Resurrexit)
Текст Н.Л. от [profile] presviter_ds  (отсюда)


Одиннадцатая заповедь

Довольно давно, в страшные 70-е годы, новообращенные христиане взяли откуда-то странную поговорку: "Одиннадцатая заповедь – умей вертеться". В стране, где нет ни закона, ни еды, она понятна, но раньше – скажем, в 30-х, когда зтих необходимых вещей тоже не было, – христиане тем и отличались, что вертеться не умели, а главное, не хотели и тому же учили внуков. Те, кого помню я, – интеллигенты и крестьяне. Может быть, к 70-м их просто не осталось? Как бы то ни было, интеллигент отверг бы такую заповедь, а бойкий крестьянин – принял бы, хорошо зная, что это не по-Божески. Тихий крестьянин (конечно, их, как и вробще таких людей, было очень мало) положился бы на Бога.

Сейчас я ездила в Оксфорд и думала по приезде рассказать об Англии и о самой конференции, которую организовало Содружество Св. Албания и Преп. Сергия. Но все, что я хотела описать: парк с оленями за колледжем Св. Магдалины, цветущие деревья, седые колледжи и соборы, – давно и гораздо лучше описали Ивлин Во, Льюис, Вудхауз, если не считать поэтов. Говорить о богословских докладах я толком не смогла бы, пусть говорят богословы. Говорить о спорах – есть у нас revival (то есть духовное возрождение) или нет – очень трудно. В одном смысле – есть, в другом смысле – нет. Тут мы подходим к нашей теме.

Нет его хотя бы в том смысле, что верующие люди почти всегда остаются совершенно мирскими. Можно сказать, они служат двум господам; можно – что они идут не по воде, а по земле; притч много, и немалая часть – именно об этом. Поскольку Евангелие чаще всего воспринимают аллегорически (называя это "духовно"), казалось бы: ну и что? Иначе нельзя, не выживешь. Молится человек, есть у него антенка к небу – и ладно. Большинство верующих людей так и существуют, в любой конфессии. Бог милостив, а мы – немощны.

Стыдно писать такие трюизмы. Конечно, Бог невероятно милостив, а мы невероятно немощны. Конечно, Он, как идеальный родитель, вытягивает блудного сына, даже если тот не пришел к Нему, а просто где-то лежит, разбитый и голодный. Это – другое дело или, если хотите, другая сторона одного дела. Христианин не только блудный сын, но и друг, о котором говорит Христос.

По этим друзьям судят о Его церкви. Честертон писал, что против христианства только одно свидетельство – христиане. И вот сейчас, в Англии, я видела: там это помнят. Да, наверное, многие лицемерят – но у нас-то притворяются "крутыми"! В "Алгебре совести" Владимир Лефевр дает две системы поведения: в первой неправда и жестокость запрещены, а во второй вполне хороши, оправданы целью. Внутри каждой системы есть герои и не-герои, но верят они в одно и то же, одного и того же стыдятся. Лефевр проводил опыты в американском магазине. Если заорал американский продавец, он считает это срывом и стыдится. Наш, хоть бы он до отъезда причислял себя к элите какой-нибудь, стыдится, если уступил.

Вот главное, чем мы сейчас больны, а "они" – все-таки нет. За долгие века вошло там в состав костей уважение к чужой свободе, почтение к личности, отвращение к грубости, подозрительность к бойкости. Снова скажу, часто это внешнее, но и то легче. Просто легче жить - скажем, на улице. А для христиан, когда это должно быть внутренним, соблазна меньше. Наверное, даже теперь, когда это упорно разбивали и "справа", и "слева", и снизу, детей стесняются прямо учить: "Умей вертеться".

Мне надо было говорить об английских апологетах в нынешней России. Пришлось признаться, что Льюис, которого считают лучшим в ХХ веке, у нас воспринимается странно. Суровый моралист стал скорее всего знаком принадлежности к некоему кругу, которым одни гордятся, другие – гнушаются. Одна женщина при своем ребенке радостно говорила мне, что достала для него сказки Нарнии, не подозревая, что это слово перечеркивает Льюиса целиком. О Толкине стыдно и вспомнить! Мало того, что его превратили в военную игру, – почти никто не видит, что он всерьез просит не надевать кольца.

Может быть, лучше проймут людей Дороти Сэйерс с ее прямым вызовом или юродивый Честертон? Их хоть отвергнуть легче, дикие какие-то. Кроме того, Честертон действует далеко не только на разум. Как музыка или живопись, он просачивается в сердца и утробы не всегда, но часто. Правда, едва ли не лучше сделает это Вудхауз. Если ты не насквозь прочерствел, ты, читая его, попадешь в райский сад доброго ребенка. Англичане смеялись, но вполне понимали, когда мы говорили им, что нужнее всего здесь, у нас, – чистый сердцем Вудхауз и алчущий правды Исайя Берлин, который христианином не был.

Смотрите, как странно! Один из нас в Вестминстерском аббатстве совершенно искренне говорил о "сокровищах православия - кротости, терпении, смирении". Помню, католический священник назвал все это, прибавив райскую красоту, "Иоанновым сокровищем", которым не очень богаты "люди Петра"; а другой, потупее, как-то сказал, что православие годится только детям и старикам, вознеся нашу бедную конфессию едва ли не выше, чем первый. Все это правда. Моя крестная сияла в мире именно этим и англичанкой не была, хотя очень любила читать вместе со мной английские детские книги. Федотов – свободный, непредвзятый Федотов – несколько раз пишет о том, что христианство именно так преломилось здесь, у нас, еще в самом начале; видимо, и удар пришелся по самому главному, далеко не только "при Советах", намного раньше. Нас давно учат быть беспощадными и оборотистыми. Раньше это уравновешивалось очень малым остатком, видным снаружи. В советское время он был виден только изнутри. Конечно, есть он и сейчас, без него бы мир не стоял, но он еще меньше заметен – не больше, а меньше, вот вам и revival!

Чем браниться между собой, лучше бы всякому, кто об этом помнит, повторить остальным: блаженны те, кто назван так в Евангелии, а не бойкие, ушлые, шустрые, крутые. Это мирские, тупиковые способы жизни. В Ветхом Завете и то можно прочитать, что ни к чему хорошему они не ведут, даже к счастью (Пс 36 и 72). Но там речь идет о "нечестивых", а тут что? Два слоя, реальной жизни и "духовной"? Особенно страшно за детей. Опять одни уйдут из Церкви, другие - привыкнут к двоемыслию. На все это у нас уже нет ни времени, ни права.
НАТАЛЬЯ ТРАУБЕРГ
chukchi_reader: (Default)
В Москве завершилось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви.

Синод под председательством Святейшего Патриарха Кирилла одобрил создание новых отделов в структуре Московской Патриархии и назначил их руководителей:
- Синодальный информационный отдел Патриархии возглавил главный редактор журнала «Фома» Владимир Легойда. Как отметил пресс-секретарь Патриархии священник Владимир Вигилянский, это первый случай назначения мирянина на должность главы синодального отдела. Данный отдел образован ввиду необходимости дальнейшего развития информационной деятельности Московского Патриархата.
- исполняющим обязанности управляющего делами Московской Патриархии назначин Епископ Саранский и Мордовский Варсонофий (Судаков)
- главой Отдела внешних церковных связей назначен епископ Венский Иларион (Алфеев).
- руководителем Отдела по связям Церкви и общества назначен протоиерей Всеволод Чаплин
- митрополит Калужский и Боровский Климент назначен руководителем Издательского совета Патриархии
- главой Финансово-хозяйственного управления Московской Патриархии назначен архимандрит Тихон (Зайцев), глава духовной миссии в Иерусалиме
- епископ Зарайский Меркурий, управляющий патриаршими приходами в США, назначен главой Отдела по религиозному образованию и катехизации.

На заседании Синода также принято несколько важных решений:
- разделение Смоленско-Калининградской епархии: Калининградскую и Балтийскую епархию возглавит епископ Балтийский Серафим (Мелконян), Смоленскую – епископ Феофилакт (ныне викарий Московской епархии).
- создание рабочей Комиссии по подготовке предсоборного присутствия, которая будет обсуждать важнейшие вопросы церковной жизни в периоды между Архиерейскими и Поместными Соборами

Служба информации журнала "Фома"

Подробнее... )
chukchi_reader: (Default)


Благодарю [profile] eparhial  за размещение фильма в сети!
chukchi_reader: (Default)
 
О Владимире Путине: "То, что Владимир Путин — верующий человек, я в это не только верю, я это чувствую. То, что Владимир Путин был офицером КГБ, так каждый сам выбирает свой жизненный путь" (20 мая 2007 года в эфире НТВ).

О "Единой России": "Ваша партия, не являясь партией религиозной направленности, оперирует религиозными и нравственными ценностями" (7 июня 2006 года на лекции для членов "Единой России" в Подмосковье).

Об отношениях церкви и государства: "РПЦ полностью отделена от государственного аппарата, наши священники не участвуют в деятельности органов государственной власти, политических партий и движений" (28 ноября 2005 года в открытом письме госсекретарю США Кондолизе Райс).

О расколе на Украине: "Раскол в украинском православии был создан под влиянием определенных политических сил, и он продолжает оставаться их оружием, их рычагом давления. Если этот раскол лишится политической поддержки, то он сойдет на нет" (28 июля 2008 года на пресс-конференции в Москве).

О преподавании основ православной культуры: "Каждый гражданин России должен знать основы православной культуры, будь он мусульманин, или еврей, или буддист" (2 июня 2008 года в интервью телеканалу "Вести").

О финансовом кризисе: "Это суд божий над человеческой неправдой, суд над стремлением богатеть любыми средствами" (7 января 2009 года в рождественской проповеди).

О налоговой системе: "Наша церковь требует введения прогрессивного налога на доходы, здесь мы опередили все партии. Мы считаем необходимым налог на предметы роскоши" (21 января 2008 года в интервью журналу Spiegel).

О НАТО: "Мы взываем о недопустимости расширения НАТО на восток — это наш инстинкт самосохранения" (12 ноября 1996 года на соборных слушаниях в Свято-Даниловом монастыре).

О западной демократии: "Сейчас развиваются движения в поддержку прав на заключение гомосексуальных браков, на наркоманию, проституцию, эвтаназию. Нельзя делать такие явления критерием демократичности общества" (6 апреля 2007 года в интервью "Российской газете").

(По ссылке — еще несколько).


chukchi_reader: (Я - русский ЖЖист)
http://www.zapatriarha.ru/

(P.S. Дабы не вызывать дальнейших вопросов: Гарфилд подал голос за митр. Ювеналия).
chukchi_reader: (Resurrexit)


Прот. Александр Борисов

СЛОВО НА ПАНИХИДЕ В ДЕНЬ КОНЧИНЫ

СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ II

 

Дорогие братья и сестры!

Вы, конечно, все уже знаете, что нас постигло огромное горе: ушел из жизни человек, который был духовным отцом, духовным пастырем миллионов наших соотечественников, — Святейший Патриарх Московский и Всея Руси. Человек действительно крупного мирового масштаба, человек, который возглавил Церковь в ответственный и радостный период восстановления после семидесятилетнего пленения атеистическим государством. И Святейший Патриарх это прекрасно сознавал. Я очень хорошо помню, как в 1991 году, после попытки восстановления компартии — после августовского путча, буквально через 2–3 дня, когда было еще неясно, в какую сторону качнется чаша весов, в «Известиях» была его краткая статья о том, что строй, который в течение десятилетий держал Церковь в оковах, не давал людям естественного нормального права веры в Бога, строй, который унес миллионы жизней, разрушил тысячи церквей и монастырей, — строй этот рухнул. Слова патриарха были очень существенной поддержкой в то время, когда люди переживали новый период; это вносило в жизнь важное измерение духовного. Необходимо было задумываться: как страна начнет новую жизнь? И Святейший Патриарх выразил свою радость о том, что для Церкви открываются невообразимые прежде возможности.

Это был август 1991 года.

В дальнейшем Святейший Патриарх стал принимать деятельное участие в возрождении Церкви. Представьте: столько людей, которые приходят к нему с прошениями, инициативами, там и там открывают и восстанавливают приходы! И он все это успевал поддержать, все это держал в своей памяти, которая у него была совершенно точно феноменальной, — и направил огромную массу людей в русло созидания новой русской Церкви.

Я очень хорошо помню, как в те дни, спустя год или меньше, мне как депутату московского городского совета приходилось присутствовать на всякого рода встречах, официальных собраниях. Патриарх тогда говорил о том, что было у него на сердце, наверное, уже многие годы — чувствуя, что в Церковь придет много новых людей, которые принесут в нее свое пионерское, комсомольское, партийное прошлое, которые с теми же приоритетами будут входить в новую для них, еще незнакомую церковную жизнь. Он говорил, что в предыдущие десятилетия наши братья — западные христиане —  оказывали нам огромную помощь и поддержку. Благодаря их поддержке сотни храмов и десятки монастырей остались открыты. Государство было вынуждено хотя бы делать вид, что оно поддерживает Церковь, налаживать какие-то связи. Но за этим стояла очень важная для Церкви помощь церковной жизни, которая была тогда непростой. Даже после хрущевских гонений, даже во времена Брежнева тяжелая рука государства лежала на Церкви и держала ее не то что на коротком, на кратчайшем, можно сказать, поводке. И вот в эти наступившие новые дни наш Патриарх говорил о том, что десятилетия наши западные братья-христиане нам помогали, поддерживали, благодаря им мы могли сделать многое, что без их помощи было невозможно. Но вот сейчас, когда мы получили полную свободу, что будет правильно: сказать, что вы нам больше не нужны? Или сказать: нет, вы наши братья и сестры, и нам есть что сказать окружающему нас языческому миру на Востоке, на Западе, сказать свое христианское слово. И это было его искреннее устремление, которое не получило, к сожалению, поддержки большинства в Церкви, большинства, которое пришло в эти последние годы — не тогда, когда было трудно, когда это требовало пусть и не очень больших, но все-таки жертв, — а когда это стало хорошо, престижно, когда это стало можно. И вот, эти люди, которые пришли Церковь, — они пришли со своей же пионерской, комсомольской, партийной идеологией: что мы самые лучшие, что мы окружены врагами и так далее, и так далее: во всех чуть-чуть не похожих на себя видеть прежде всего врага, а уж потом разбираться, что к чему. Для Патриарха было очень трудно этому противостоять.

Всё время надо было сохранять это единство от тех людей, которые несли безудержную критику вынужденной позиции Церкви при советской власти (я не буду называть имена известных депутатов-священников). Напротив — другой край: это борьба против новых паспортов, ИНН и проч. и проч., уже просто религиозное мракобесие.

И вот посередине — Святейший, который должен был  всё это сдерживать.

Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что народ, пришедший вчера из комсомола и партии в Православную Церковь, к этому не готов… Не готов… Раскол, который возник на Украине: митр. Филарет (Денисенко) решил себя противопоставить Московской Патриархии, потому что он сам мечтал быть избранным на Патриарший престол. Недовольство, что выбор пал на другого, привело его к тому, чтобы провозгласить свою церковь — украинскую (очень немногочисленную). Этот раскол повлек за собой множество нестроений и, в общем-то, даже насилия. Наш о. Виталий, который сейчас служит священником в Люблино, об этом немало рассказывал: его отец [протоиерей МП РПЦ, служащий на Украине] был одним из объектов нападок для этих людей, которые причины всего зла на Украине видели только в «москалях». Так что нестроений было много, и трудных нестроений. И, тем не менее, большинство членов Украинской Церкви осталось в Московской Патриархии, большинство верующего народа шло за своим Патриархом.

И, конечно, не могу не сказать о том, какую роль в моей личной судьбе, в моем служении сыграл Московский Патриарх. После трагической гибели о. Александра Меня он тут же прислал телеграмму соболезнования. Нигде никогда Святейший Патриарх не дал никакой негативной или хотя бы сдержанной оценки о. Александра Меня. Он всегда говорил, что о. Александр — замечательный пастырь и что в его книгах нет ничего такого, что противоречило бы сути Священного Писания, хотя, конечно, всей полнотой Церкви (имея в виду ее, так сказать,  консервативную часть) его труды, может быть, еще и не приняты. Но — «надлежит быть и разномыслиям, дабы открылись искусные» — ссылался Святейший на слова ап. Павла. И в дальнейшем, когда мы, буквально через несколько месяцев после гибели о .Александра, просили восстановить этот приход именно здесь, — Святейший Патриарх прекрасно знал, что мы с о.Александром были близкими и давними друзьями. Святейший благословил нас на служение здесь.

Уже весной, в апреле 1991 г., когда мы — группа, которая составила собой «двадцатку», будущее приходское собрание — обратились к Патриарху с просьбой передать вот этот храм, в центре Москвы, он тут же написал, что передает храм нашей общине и не возражает против того, чтобы при передаче храма священник Александр Борисов был настоятелем, а в мае 1991 г. уже издал указ о назначении настоятелем этой вновь созданной общины меня, недостойного.

И затем все наши инициативы, вся наша жизнь протекала под его благословением, о всех наших делах милосердия, служениях, поездках в Тэзе и т.д. мы, конечно, всегда испрашивали благословения Святейшего Патриарха, и он всегда нас поддерживал и благословлял…

И еще не могу не сказать о том, что он был человеком, который, несмотря на это официозное окружение, несмотря на свою — непомерную, конечно — занятость, огромное количество богослужений, которых он вел больше, чем рядовые священники на приходе, удивительным образом [всех помнил и] находил слова поддержки для каждого человека. Буквально в какие-то считанные секунды, когда на праздник подходишь к кресту, он обязательно скажет: «Передайте мое благословение всему вашему приходу! Как у вас там дела со стройкой?» или «Как там дела с изданием якутского перевода?» (он знал об этом и благословлял мое участие в издании как Президента Библейского общества) — словом, он всегда в секунду вспоминал об этом человеке, который проходит перед ним — из сотен других! — и находил для него какое-то замечательное поддерживающее слово, а если нет возможности подойти близко, — то просто взгляд, добрую улыбку. Человек, который находил какие-то очень важные слова тогда, когда, казалось бы, можно этого и не делать. Помню, как я просил его отпустить меня на неделю перед Великим Постом немного отдохнуть на море. Он мог просто сказать «Хорошо», но он говорит — пустяк, но всё-таки: «Ну, хорошо, поезжайте — отдохните!» — т.е. он входит в ситуацию человека. Помню, когда я уже был здесь настоятелем, на праздник иконы Знамения Божьей Матери (10 декабря) в храме на Речном вокзале  служил Святейший, и я ему сослужил. Пока мы там готовились к службе, он говорит: «А ведь Вы здесь служили что-то около шестнадцати лет?» Я говорю: «Да, Ваше Святейшество, восемнадцать — со священническим [служением]» «Да… Вам, наверное, всё здесь очень дорого, всё так важно, знакомо!» Это удивительные слова. Когда человек входит в положение другого — представляет, как тот здесь служил, находит слова, чтобы это сказать — конечно это совершенно удивительно.

Мне рассказывала одна наша прихожанка, как в тяжелый момент своей жизни она была в Донском монастыре, и как раз так сложилось, что Святейший там был: это был Великий Четверг, приготовляли миро, и Святейший благословлял перемещение его в Елоховский собор. Было множество народа, эта женщина и не думала подойти к нему, стояла где-то в стороночке, когда Патриарх мимо проходил. И вдруг он направляется именно к ней, благословляет и, положив руку, говорит: «Да, да, у Вас трудное положение, ну, Вы терпите — всё устроится и всё будет хорошо». Она чувствует: как будто какой-то столб тепла окружил ее! Она и стоящий рядом милиционер — они оба заплакали о радости, от счастья, от того, что Святейший обратился к ним. Причем, эта женщина — очень спокойный, уравновешенный человек. У Святейшего действительно был этот дар душевной теплоты, которую он мог передать человеку за несколько секунд. Эта женщина, которая пришла с тяжелым переживанием, этот милиционер, который просто рядом стоял, — они это почувствовали и вот так, удивительным образом, помнят многие годы. Такой у него был действительно замечательный дар: словом, улыбкой, какой-то поддержкой он передавал человеку ту благодать, которая была у него как у Главы Церкви, и человек действительно понимал, что он связан со всей Церковью, что его заметили, его знают, его понимают — краткое мгновение, которое запоминалось на многие годы, на всю жизнь.

(Я не рассказывал о многих других встречах со Святейшим, которые мне как депутату удалось пережить. Мы встречались с ним вроде бы для краткой беседы — а беседа продолжалась полтора часа один на один в его кабинете; мы встречались при перенесении мощей Серафима Саровского, и всякие другие были обстоятельства, когда нам с ним действительно доводилось говорить довольно долго.)

 

Вот такой удивительный человек ушел из жизни.

Конечно, это утрата, которая едва ли восполнима; конечно, это огромное для нас горе и печаль. И в то же время радостно, что такой человек был во главе нашей Церкви.

Это великое счастье, что мы были знакомы, знали, что такой человек руководил нашей Церковью в это ответственное время.

И, конечно, не могу не сказать о том, что всё-таки это великая милость Божия, что он ушел из жизни легко.  Еще вчера он служил, и говорил слово, и голос был бодрый — всё было хорошо. И вот так ушел из жизни. Это лучше, чем когда человек прикован к постели и много лет лежит. Вот сейчас Патриарх Сербский Павел: ему 95 лет, и уже 5 лет люди не понимают: осознает ли он вообще, что происходит вокруг, или нет? И то ли избирать [нового патриарха], то ли нет…

Так что такой христианской кончины, которой мы просим, — безболезненной, непостыдной, мирной — удостоился Глава нашей Церкви. Конечно, не такой уж и возраст большой: 79 лет. Это не мало, но, с другой стороны, мы знаем, что Алексий I ушел из жизни в 93 года, и мог бы еще Святейший быть с нами. Но он был человеком, который отдавал себя всего! Отдавал служению, работе, встречам — всему, никогда практически не считаясь с усталостью. Только в последнее время он по настоянию врачей уходил в краткие отпуска — на неделю, на две. Видимо, не случайно — видимо, действительно здоровье давало о себе знать…

Помолимся об этом замечательном человеке.

Нам посчастливилось жить рядом с замечательной исторической личностью — даже так можно сказать; мы — современники такого удивительного человека! Мы пришли в те годы, когда Церковь им возглавлялась. И очень важно, чтобы всё то, что мы знали, личные встречи — Патриарх здесь у нас трижды совершал служение и два раза посещал нас в праздник Великой субботы — это тоже великая честь и какая-то важная с ним связь. Помолимся об этом замечательном, удивительном человеке — чтобы та благодать, которая так обильна была в нем при жизни, чтобы его молитвы и после его кончины нас поддерживали. И я не сомневаюсь, что так оно и будет. К нему, не сомневаюсь, будут обращаться миллионы людей — как было при его жизни, так будет и после его блаженной кончины. Помолимся.

* * *

Знаете, когда мы сейчас молились, мне пришло на сердце, что я никогда не мог себе представить, что придется молиться об упокоении Святейшего. Мне всегда казалось, что он будет жить еще, по крайней мере, лет до 90 уж точно. Закончилась одна эпоха, эпоха жизни нашей Церкви, возглавляемой этим великим человеком. Будем молиться о нем и помнить его, и будем его просить молиться о нас — чтобы Церковь, в которую он вложил столько труда, вложил всю свою жизнь; Церковь, в которой его Господь так обильно благословлял удивительной благодатью общения, любви — этими редкими дарами для человека, — чтобы она шла вот этим путем, золотым путем середины, обходя все трудности, соблазны, нестроения; чтобы то, о чем Святейший всегда говорил: что главное — сохранить единство Церкви — чтобы мы это понимали. И не только понимали, но старались всеми нашими усилиями этому содействовать.

Пусть Господь благословит всех вас!

Теперь, по уставу, принятому Собором 1917 г., в случае кончины Патриарха Церковь временно возглавляется местоблюстителем до того времени, пока Поместный Собор нашей Российской Церкви не изберет нового Патриарха. Это избрание должно состояться не более чем в течение полугода. То есть к маю месяцу Собор уже должен состояться, и будет избран преемник Святейшего Патриарха Алексия. Будем молиться о том, чтобы преемник Святейшего Патриарха был достойным продолжателем его великого труда, его святого дела созидания Церкви и спасения людей.

Надо сказать, что только в такие минуты мы особенно глубоко понимаем значение Церкви, значение того, какое великое благо то, что мы имеем это место встречи с Богом, мы имеем место, где в самые трудные моменты нашей жизни мы можем собраться, быть вместе и, по слову Господа, «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Господь сегодня среди нас, собрал нас всех. Пусть Он дарует нам силы и мудрость, чтобы продолжать наш путь за Ним, продолжать так, как трудился и наставлял свою Церковь наш незабвенный, горячо нами любимый Святейший Патриарх Алексий.

Спасибо всем!

5.12.2008

Москва,

Храм свв. бесср.
Космы и Дамиана в Шубине

Profile

chukchi_reader: (Default)
chukchi_reader

September 2011

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920 21222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 12:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios